#Яесть: Хроники одного похода

31 июля 2020, 13:17
#Яесть: Хроники одного похода
Как-то я написала текст, каково быть матерью ребёнка-спортсмена. Тема зашла.

Продолжаю оставаться в той же роли. Вернее, нескольких ролях для секции дочери – мама, спортивный психолог для подрастающего поколения, водитель для соревнований, ведущий аккаунтов в соцсетях… В общем, топлю за любое начинание. Только в этот раз хотела слиться, но не вышло.

Эпидситуация внесла свои коррективы в тренировочный процесс. Часть спортсменов с Суровым Тренером отправилась на сборы, часть – осталась дома тренироваться с тренером более лояльным. (В него, кстати, влюблены, я подозреваю, все девчонки. Я б тоже влюбилась, только он давно и счастливо женат.)

А ещё наш тренер – фанат походов, поэтому решил устроить детям сюрприз и вывезти их хлебнуть соответствующей романтики. Волной зацепило и меня, хотя я до последнего надеялась на ответственность и возможности других родителей составить ему компанию в этом предприятии. Как же…

Неприятности начались там, где я их ещё не ждала.

–  !!!МАМА!!! ЗАЧЕМ ТЫ СКАЗАЛА, ЧТО Я ИДУ? – спросила дочь приглушенно и сделала такое же лицо, как у меня в ярости. От неожиданности мне захотелось сразу же оправдаться (и немного опИсаться).

– Ну… Я это… Думала… Интересно же, – заискивающе начала, – надо же хоть разок…

– ВЕЧНО ЛЕЗЕШЬ, КУДА НЕ ПРОСЯТ, – продолжил шипеть бунтарь-подросток в милой, в общем-то, девочке с ясными голубыми глазками. –  ТЕБЕ НАДО – ТЫ И ИДИ.

Угрозами и шантажом меня не возьмёшь, а вот слёзы, причиной которых стала бы ты вроде сама…

Дальше шантажировать пришлось мне.

– ХОРОШО. ТОГДА Я ВООБЩЕ НИЧЕГО ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ НЕ БУДУ НИ В ОДНОМ ТВОЁМ ПРОЕКТЕ. И ПОКУПАТЬ ТОЖЕ. ОСОБЕННО ТО, ЧТО СОЧТУ ЛИШНИМ.

Матеря меня губами и испепеляя взглядом, дочь начала собирать рюкзак.

Поход пугал комарами, пешим ходом с полной загрузкой, питьевой водой из озера, двумя ночёвками в разных местах и отсутствием 4G. Но меня грела идиллическая картинка – все заботятся друг о друге, девочки помогают готовить и моют посуду, мальчики таскают воду с дровами и разжигают костёр. Мы мирно сидим вечером вокруг костра и рассказываем истории. Но иллюзии – они на то и иллюзии, чтобы рассыпаться. Первая, дзынькнув, разлетелась, как только мы добрались до лагеря. Ко мне пришла делегация девочек.

– Мама, тётя Таня, мальчик такой-то достал обзываться! – в глазах маленьких, но решительных женщин, плескалось то самое отношение к мужчинам, которое можно назвать «За что мне бог послал такого придурка», сдобренное порцией праведного гнева.

Я поняла, что психологом в этой авантюре быть не хочу и мамой, кстати, тоже. Но если сейчас эту ситуацию не разрулю сейчас, дальше будет хуже. Во мне проснулся строевой сержант в лучших традициях американского кино.

– Значит, так, – рявкнула я, собрав бойцов, – если услышу хоть одно обзывательство в сторону девочек, расскажу Суровому Тренеру, он не церемонится.

Девки победно заулыбались. Медленно повернулась в их сторону и тихо предупредила:

– И вас касается. Что-то подсказывает, вы тоже не без греха.

Так я поняла, что самая безопасная для моей психики роль  – наблюдатель и повар. Хороший выбор – ты здесь, присутствуешь, что-то делаешь, но тебя практически никто не замечает. Не замечает ровно настолько, что даже на просьбы вымыть общий котелок никто не откликается – девочки говорят, что уже два раза мыли, мальчики – что они его не пачкали. Зато я вспомнила своё детство на берегу Волги – песочком до блеска, никаких моющих средств.

Люблю наблюдать – люди с потрохами сдают все свои стратегии, особенно в непривычных для них ситуациях. Когда я отчаялась помирить всех и найти поддержку хоть у кого-то, кроме тренера, помощник проявился сам. Чудный двенадцатилетний мужичок. Он лихо управлялся с топором, разжигал костер, таскал воду, спрашивал: «Теть Тань, что ещё сделать?». А когда у меня в лесу сдохла машина, вкручивал крюк, цеплял трос, говорил, в какой момент бросить сцепление.  Я умилялась, по-бабьи подпирала щеку и думала, как бы его сосватать своей дочери.

История с обзывательствами, кстати, утренним разговором не закончилась. Вечером к моей палатке пришла делегация девочек со скорбными глазами профессиональных жертв мужского произвола. Со стороны действо напоминало общение с оракулом. Во-первых, решение быть психологом в этом походе было отменено ещё утром, во-вторых, я не стала вылезать из своей палатки (комары и лень) и общалась через затянутую сеткой форточку.

– Тётя Таня, – дрожит голос, – а вот другой мальчик продолжает обзываться, хотя я е нему не подхожу. Он сам ко мне лезет и говорит, что будет делать мне гадости.

Объясняю, что так он пытается обратить на себя внимание, потому что она ему нравится. Не верит. Говорю, что он украдкой смотрит на неё. В глазах появляется надежда.

– Всё равно дурак, – резюмирует она.

День заканчивается, я остаюсь в условной тишине. Слышу костёр, каких-то птиц, в изголовье с той стороны палатки кто-то ходит, хотя там никого быть не должно. Дети наконец-то заключили какое-то перемирие и болтают все вместе.

Утром девочки проснутся, вымазанные зубной пастой…

P.S. По итогам похода не пострадал ни физически, ни морально ни один спортсмен, ни один тренер.

Слегка обалдевшая от избытка кислорода и красоты марийских лесов Татьяна Павлова, она же #ВашКоучПоЖизни



Вернуться назад


© 2019 Общественно-политический портал "Вверх"
info@vverh-tatarstan.ru
телефон: +7 (843) 238-25-28
Youtube VK Facebook Инстаграм RSS
Наверх