«Вверхшифтеры выходного дня»: Идолопоходники, или Через перевал Дятлова - на плато Маньпупунёр

Общество    27 сентября 2019, 19:35
«Вверхшифтеры выходного дня»: Идолопоходники, или Через перевал Дятлова - на плато Маньпупунёр
Древняя мансийская легенда гласит: решили как-то великаны-ненцы пойти на манси войной. Поднялись они на гору и увидели там страшного в своем гневе Тагт-Талях-Ялпынг-Нер-Ойку. Этот «Святой старик Урал в вершине Северной Сосьвы» превратил великанов в каменные столбы.

Отсюда названия главных достопримечательностей Северного Урала: Маньпупунёр (с мансийского - «Малая гора идолов») и ерн пупыгыт - «ненецкие идолы». Чтобы их увидеть, наша группа два года назад преодолела 220 километров. Есть о чем рассказать в день туризма, отмечаемый 27 сентября.

Группа Звездина

Самодеятельный руководитель туристической группы – это про Женю Звездина из Перми. Я вышел на него через популярную социальную сеть. Просто забил в поисковике «Плато Маньпупунёр», – место, куда я давно хотел выбраться, – и из списка предложений выбрал самое подходящее по цене. С точки зрения безопасности я тоже, как оказалось, не прогадал. У нас даже был спутниковый телефон, то есть в патовой ситуации мы всегда могли вызвать МЧС. А еще с Женей приятно общаться (поэт, эрудит, киноман, просто человек с большим жизненным опытом) и делить тяготы походной жизни. Достаточно сказать, что на старте похода его рюкзак весил 35 килограммов против моих 20-ти. Разницу в весе давало общественное снаряжение, которое он мог скинуть на нас, но не делал этого.

Под стать руководителю были и другие участники «Турбанды» (так Женя обозвал своё предприятие). В смысле, такие же неординарные. Илья Нохрин из Перми – охотник и убеждённый язычник. Для него «пупы» -именно то, о чём повествуют предания коренных жителей Северного Урала манси (см. выше). Языческие воззрения Илья особо не афишировал, запомнившись всем, в первую очередь, как приколист и душа компании.

Максим Фатьянов – начальник производственного участка на одном из фармацевтических предприятий Москвы. Обладатель богатырской внешности, Максим много чем увлекается на досуге: рисованием натюрмортов, историей древних цивилизацией, фотографией, собиранием камней… Отдельная его страсть - кулинария. На седьмой день похода (с учётом поезда – это экватор) он, вторя общей тоске по дому и домашней еде, повёл речи, от которых у меня лично слюнки потекли. Представьте себе: жара, очередной подъём в гору, комары подгоняют и через весь этот дискомфорт: «…чтобы закоптить рыбу, достаточно бросить на костёр охапку яблоневых веток...» Или: «…тонкие полоски баклажана обжарить в растительном масле, после чего завернуть в них смесь тертого сыра с чесноком и травами…» Ё-моё, едят же люди, а у нас тут щи да каша, щи да каша, никакого разнообразия…

«Поднимаюсь на Эльбрус – голова трещит, из носа кровь хлещет. Думаю: нет, по-любому взойду. И взошёл», – рассказывал уфимец Денис Габдрахимов о восхождении на высшую точку России. Он самый молодой и оттого, наверное, самый безбашенный участник «Турбанды». В походе ему это очень помогло – когда жогал (пермское словечко, обозначающее крайнюю решимость что-либо сделать – А.В.) с нами в лёгких кроссовках, преодолевая по 32 километра за ходовой день, в одиночку строил из камней ветрозащитную стенку для своей палатки во время урагана… Боевой парень, даром, что, как и Илья Нохрин, язычник. Но это, конечно, шутка – в походе все равны. На старте похода с нами также были две дамы – Эльмира Филиппова из Перми и Женя Уколова из Уфы. К сожалению, на четвёртый день, не выдержав тягот похода, они приняли решение сойти с маршрута и воссоединились с нами только незадолго до финиша.

Ветер, ветер! Ты могуч

О тяготах похода. Самое большое испытание ждало нас на четвёртый день. Накануне группа взяла перевал Дятлова и разбила палатки у подножия горы Холатчахль. К утру всё вокруг заволокло туманом, а к моменту, когда мы тронулись в путь, начался дождь. Моросящий поначалу, он быстро перешёл в ливень, что в сочетании со шквальным ветром, буквально сбивавшим с ног, делало дальнейшее продвижение невозможным. Спустившись с гребня, где ветер был не таким сильным, мы попробовали натянуть тент. Пустая затея – в местах крепления оттяжек тент рвало в клочья. Было решено придавить его камнями, чтобы прикрыть от дождя хотя бы рюкзаки, и общими усилиями ставить палатку.

В рассчитанную на трёх человек палатку наша семёрка залезла насквозь мокрая. Илья достал спальник типа одеяло, и мы все, как могли, укрылись им. Холодно, мокро, - там, где были ноги, в палатке стояла лужа воды, - тесно… Пытаться заснуть в таких условиях было пустой затеей. Первым это понял Женя Звездин. Со словами «движение – это жизнь» он выбрался наружу, чтобы поставить ещё одну палатку. К нему присоединились Илья и Денис. Во второй палатке ребята вскипятили чай, приготовили суп. При общей неустроенности и неопределённости (сколько такая погода ещё продлится?) походного быта группа заметно приободрилась. На память пришел анекдот о мужике, который уже, было, хотел повеситься, но, после того как выпил чекушку из давно забытой заначки и покурил, произнёс сакраментальное «А жизнь-то налаживается!» Так и у нас. Для полного счастья не хватало только как следует выспаться, что мы и сделали, благо, благодаря тенту, у всех был комплект сухих вещей.

Утро встретило нас ветром, гнавшим в сторону плато Маньпупунёр барашки облаков – признак грядущего улучшения погоды. Дождь прекратился, показавшееся во всей красе солнце в считанные часы высушило мокрые одежды. Настроение портил только тот факт, что за три дня похода мы прошли всего 22 километра. То есть, чтобы дойти до цели маршрута – «пупов», нужно было ежедневно делать не меньше тридцатки. Дамы к такому подвигу были явно не способны. Пришлось оставить их в так называемой «хижине Ильяса» - охотничьем домике, поставленном на спуске с горы Отортен. Расставались мы около девяти вечера, после чего наша чисто мужская компания, не взирая на боль в суставах и мозоли, до двух часов ночи жогала с перевала на перевал. Четыре часа на сон, подъём, и ещё тридцатка с гаком. Зато на финише гонки нас ждали жилые модули Печоро-Илычского заповедника с двухъярусными кроватями, куда нас пустили благодаря своевременно поданной (ещё в феврале) заявке на посещение. До плато Маньпупунёр оставались жалкие, по сравнению с тем, что прошли, 10 километров.

Это всё из-за Иришки

Плато Маньпупунёр участники группы восприняли по-разному. Илье не понравился сотрудник заповедника, сопровождавший нас во исполнение какой-то инструкции, но с обязанностями экскурсовода явно не справлявшийся. Денис выразился в том духе, что к Эльбрусу «пупы» близко не стояли, слишком всё легко и ненапряжно. Женя радовался погоде – на плато он второй раз, но во время первого посещения густой туман сделал каменные останцы невидимыми. Макс веселился как ребёнок, зависая в потоках гулявшего на плато ветра, и очень много фотографировал. Я сказал себе, что увидеть плато – это круто, но ещё больше впечатляют трудности, которые мы осилили на пути к нему.

Всем понравилась Ирина Чердакова – единственная представительница прекрасной половины человечества в штате Печоро-Илычского заповедника. (По крайней мере, в той его части, что находится непосредственно в заповеднике.) При первом знакомстве Ирина предстала перед нами в топике цвета хаки и коротких черных шортиках с ажурными вставками… «Не ожидали?!» – говорили её большие с хитрецой глаза. Наш ответ был бессловесным, но утвердительным. Мы покорно выполнили все указания девушки, как-то: донести обрезки труб на один участок экологической тропы, посыпать щебёнкой другой, несколько раз перейти на камеру деревянный мостик (для съёмок фильма о заповеднике), и только оказавшись вне границ заповедника, дали волю своим чувствам. Все они сводились к возгласу: «А Иришка-то хороша!»

Формула туризма

Здорово, что плато Маньпупунёр находится на территории заповедника. Ещё не так давно здесь вовсю ездили джипы, следы жизнедеятельности которых (мусор – от пакетов до деталей автомобилей) мы в изобилии встречали на маршруте, а теперь - заповедная зона, в надёжности охраны которой сомневаться не приходиться. «Люди-свиньи» - сказал в сердцах Женя Звездин, смотря на сломанную чьими-то усилиями мемориальную табличку на перевале Дятлова. К сожалению, на природе очень часто это именно так. Поэтому, возвращаясь к проблематике первой главы, хочется пожелать чиновникам, от которых зависит сохранение окружающей среды, организовывать больше не туристических, а заповедных зон. Это и дешевле, в конце концов: достаточно организовать надёжную охрану, всё остальное природа сделает сама.

Что ещё остаётся сказать? Большое видится на расстоянии. Проблемы со сном, комары, непогода, сменившаяся испепеляющей жарой, к которой, как оказалось, я был не готов (забыл дома крем для загара), опасность встретится с медведем… – всё это теперь вспоминается как острый соус, без которого походное блюдо не получилось бы таким вкусным. И урок по жизни, формулу которого Женя Звездин сформулировал так: «Есть цель, которой ты должен во чтобы то ни стало достичь, а всё остальное - побоку». Побольше таких целей, господа туристы. С праздником!

Андрей Верховцев



Вернуться назад






Новости рубрики

18.10.2019 «Вверхшифтеры выходного дня»: Путники Путорана Плато Путорана известно своими водопадами, горами, озёрами с чистейшей водой… Много чем ещё, в том числе репутацией самого труднодоступного места России.
14.10.2019 «Мы должны решать проблемы инвалидов, а не политику делать» После казанского митинга с просьбой отставки главы ФСС по РТ для родителей детей-инвалидов был организован «круглый стол»
11.10.2019 В Татарстане проверили, как работают мобильные поликлиники Четыре комплекса «Мобильная поликлиника» курсируют по отдалённым районам республики.




© 2019 Общественно-политический портал "Вверх"
info@vverh-tatarstan.ru
телефон: +7 (843) 238-25-28
Youtube VK Facebook Инстаграм RSS
Наверх